Путешествия доктора Etceterini

Previous Entry Share Next Entry
Экспедиция «Великий северный путь»: на снегоходах к центру СССР. Часть 1/4
etceterini
Север. Тундра. Снег. До ближайшей цивилизации – сотни километров. Когда-то этими путями ходили предки современных хантов и коми, перевозя на оленьих упряжках меха, рыбу и нехитрую утварь. А сейчас мы на нескольких снегоходах пытаемся пробиться сквозь бескрайнюю снежную равнину.




Экспедиция «Великий северный путь» проходила по пути древних миграций по северу Евразии. Антропологи, этнографы и историки Сибири считают, что древние жители Севера, предки современных финно-угров - коми, живущих на севре европейской части России и хантов, живущих в Западной Сибири, активно использовали северный путь для торговли, обмена и расселения.

Экспедиция по следам этих древних миграций проходила в два этапа. На первом этапе 8 человек на снегоходах прошли 5500 километров с севера Ленинградской области через Архангельск, Нарьян-Мар, Печору, Приполярный Урал до Сургута.

Вторая часть экспедиции, в которой я принимал участие, была призвана завершить этот маршрут через земли ваховских хантов – самой восточной этнографической группы этого народа. Эта часть экспедиции, проходившая в марте, хотя и была значительно короче первой – 1200 километров за 7 дней, из которых 620 было пройдено на снегоходах, но не менее трудной, поскольку проходила в совершенно незаселенных и суровых местах.

Маршрут экспедиции начался в Нижневартовске, откуда наш караван на машинах переместился в поселок Ларьяк – последний оплот цивилизации на берегу реки Вах, притока Оби. Длина первого этапа маршрута – 250 километров, из которых первые 200 были пройдены по постоянным дорогам через Стрежевой, Ваховск и Охтеурье. Последняя часть этапа – от Охтеурья до Ларьяка проходила по зимнику.

В Ларьяке мы пересели на снегоходы и двинулись на север – северо-восток, ночуя в хантыйских стойбищах. Конечной целью маршрута был географический центр бывшего СССР – точка на карте где-то среди болот на границе Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого округов и Красноярского края, откуда примерно тем же путем предстояло вернуться обратно, намотав на гусеницы снегоходов более 600 километров по снежному бездорожью.

Маршрут экспедиции (1)



День 1. Нижневартовск – Ларьяк. 250 км (на автомобилях)
День 2. Ларьяк – стойбище Александра Могульчина. 93 км.
День 3. Стойбище Александра Могульчина – Корлики. 86 км.
День 4. Корлики – стойбище Кирилла Прасина. 90 км.
День 5. Стойбище Кирилла Прасина – центр СССР – стойбище Кирилла Прасина. 120 км.
День 6. Стойбище Кирилла Прасина – стойбище Чуминых. 121 км.
День 7. Стойбище Чуминых – Ларьяк. 98 км.
День 8. Ларьяк – Нижневартовск. 250 км (на автомобилях).

Справка. Географический центр СССР был рассчитан в 1974 году и тогда же в этом месте была установлена стела. Координаты точки – 62 градуса 30 минут северной широты, 82 градуса 30 минут восточной долготы. Эта точка находится в Ханты-Мансийском округе в 100 километрах севернее села Корлики. Точка расположена в труднодоступной болотистой местности в лесотундре. В 2006 году экспедиция Нижневартовского государственного гуманитарного университета добралась до этой точки на вертолете и установила новую стелу.

Интересно, что впервые задачей поиска географического центра нашей страны задался Дмитрий Менделеев. Он определил, что центр Российской империи имеет координаты 63 градуса 29 минут северной широты и 53 градуса 0 минут восточной долготы от Пулкова. В этой точке в районе поселка Ратта в Ямало-Ненецком АО сейчас тоже стоит стела. Поселок Ратта (его можно найти на схеме нашего маршрута) расположен примерно в 200 километрах к северо-востоку от центра СССР – границы сместились и центр страны в эпоху СССР переместился чуть южнее.

Центр современной России тоже не так далеко (1500 км еще на северо-восток) – за Полярным кругом в районе озера Виви в Эвенкийском АО Красноярского края в точке 65 градусов 25 минут северной широты, 94 градуса 15 минут восточной долготы.


Кроме географических целей задачей экспедиции было знакомство с жизнью и культурой ваховских хантов и сбор биологических образцов для генетических исследований.

Справка. Ханты – один из коренных народов Сибири численностью примерно 29 тысяч человек. 60% хантов живет в Ханты-Мансийском АО Тюменской области, 30% - в Ямало-Ненецком АО. Ханты говорят на языке, принадлежащем к угорской группе финно-угорской языковой семьи (кроме хантыйского к этой же группе относятся языки манси и венгерский). В антропологическом отношении ханты являются наиболее типичными представителями уральского антропологического типа – промежуточного между монголоидными и европеоидным. Ханты (точнее, предки современных хантов) проникли в верхнее течение Оби из более южных районов в середине I тысячелетия нашей эры (1600-1500 лет назад), вытеснив дальше к северу ненцев и энцев. Этнографы выделяют три группы хантов – северных, южных и восточных. Ханты, живущие по реке Вах, занимают самую восточную часть ареала этого народа. Полагают, что ханты, манси и коми активно использовали «Великий северный путь» из Европы в Азию через Приполярный Урал для торговли, расселения и обмена товарами и людьми.

Экспедиция была организована Валерием Михайловским, писателем, врачом и этнографом из Нижневартовска, я же выполнял роль научного руководителя проекта. В путь из Нижневартовска мы двинулись вшестером. Все, кроме меня, – местные жители, опытные таежные путешественники.

Участники экспедиции:

Руководитель экспедиции Валерий Михайловский на пресс-конференции в Нижневартовске перед началом экспедиции (2)




Михайловский и доктор Etceterini (3)




Николай Семенович Гвоздик – предприниматель из Нижневартовска, главный спонсор экспедиции (4)




Гена (Геннадий Мацулявичус) – профессиональный охотник. В экспедиции выполнял функции штурмана, моториста, механика и повара (5)




Егор (Егор Анфиногенов) – водитель, механик и повар (6)




Женя (Евгений Павловцев) – оператор (7)




В Ларьяке к нам присоединился дядя Саша (Александр Панарин), охотник и проводник (8)




А в селе Корлики в качестве проводника и хранителя центра СССР мы захватили молодого ханта Кирилла Прасина – его стойбище находится ближе всего (в 60 км) к цели маршрута (9)




День 1. Нижневартовск – Ларьяк. 250 км

Я прилетел в город нефтяников Стрежевой на севере Томской области, откуда до Вартовска (так называют Нижневартовск местные) – 80 км по неплохой дороге.

Обь подо льдом и небольшой поселок где-то на подлете к Стрежевому (10)



Понтонная переправа через реку Вах на дороге между Стрежевым и Нижневартовском (11)



Из Вартовска наш караван двинулся ночью, по морозу под минус 30. Проехав 200 км через Стрежевой, Ваховск и Охтеурье мы выехали на зимник в сторону Ларьяка. Зимник – дорога, работающая только зимой – ее прокладывают по снегу или ледовому покрытию рек.

В составе каравана – внедорожник, КАМАЗ, в кузове которого уместились 4 снегохода и экспедиционный груз, и маленький японский грузовичок с четырьмя санями для снегоходов в кузове. (12)




Основной груз экспедиции – снегоходы, бензин, масло, продукты и снаряжение – поместился в кузов КАМАЗа (13)




Грузовик-японка взял на борт деревянные сани и дополнительный груз (14)




Приехав в Ларьяк утром, мы разгрузились и двинулись на снегоходах на короткую стоянку в учебное стойбище «Олений бор» в 8 км от Ларька.

Раннее утро. Лайки Дяди Саши взялись сопровождать нас до «Оленего бора» (15)




Наше основное оружие в экспедиции – снегоходы. Два длиннобазных «Бурана» Гены и Егора (16)




Такой же снегоход Михайловского (17)




Николай Семеныч ехал на внешне более симпатичном, но, как показала практика, более проблемном канадском Ски-Ду (18-19)






Дядя Саша взял свой «короткий» «Буран» (20)




Стойбище «Олений бор» принадлежит школе-интернату поселка Ларьяк, где учатся хантыйские дети из окрестных деревень и стойбищ. Вероятно, учебное стойбище, выстроенное по традициям хантов, призвано закреплять традиционные навыки и обычаи у детей, пока они живут в относительно «цивилизованных» условиях интерната в отрыве от семей.

Дровяной сарай и лабаз (склад продуктов и вещей) в учебном стойбище. Лабаз делают на высоких опорах, чтобы защитить продукты от зверей (21)




Вокруг – заснеженный сосновый бор (22)




Облас – традиционная хантыйская лодка, выдолбленная из ствола дерева (23)




В главной избушке стойбища – двухъярусные деревянные нары. Такие спартанские условия ночевки окажутся верхом комфортабельности по сравнению с тем, что мы встретим дальше (24)




Дядя Саша на своем «Буране». Обратите внимание на сани – сбитые из дерева, окованные в местах наибольшей нагрузки железом, с полозьями, обитыми металлом и соединенные со снегоходом прочной металлической сцепкой - только такая конструкция выдерживает суровые условия севера. Никакие «спортивные» или «туристические» сани из пластика или углепластика для ежедневной эксплуатации не годятся. (25)




День 2. Ларьяк – Стойбище Александра Могульчина. 93 км.

Утром заметно потеплело – температура поднялась до минус 15.

Отоспавшись в «Оленем бору» мы вернулись в Ларьяк, в дом Дяди Саши, упаковали сани и двинулись в путь.

Дядя Саша живет на окраине Ларьяка. Вот его «избушка» - вполне просторное жилье с печным отоплением, водопроводом и удобствами на улице.(26)




Рядом – школа-интернат для детей хантов, которому и принадлежит учебное стойбище, где мы ночевали. Интернат – большое и довольно современное хозяйство с двухэтажными жилыми и учебными корпусами (27)




Собираем сани. Те сани, которые мы привезли с собой тоже деревянные и обитые железом, но несколько отличаются от саней Дяди Саши – у них нет рамы, и полозья – составная часть несущего кузова саней. Главный груз – три двухсотлитровых бочки бензина. Дальше не будет и намеков на цивилизацию, поэтому бензин на все дни пути нужно брать с собой. Кроме бензина в сани помещаются канистры с моторным маслом, коробки и мешки с продуктами, бензиновый электрогенератор, бензопила, одежда, инструмент, запчасти и прочие нужные в суровом походе вещи. (28)




Наши мотористы фасуют масло (29)




Груз на санях жестко закрепляем веревками (30)




На длиннобазный «Буран» сзади помещаются две больших канистры с бензином. Ну и флаги экспедиции на флагштоке – мы же не просто так едем (31)




Ски-Ду номинально мощнее «Бурана» и тоже может взять груз не только на санях (32)




Фотография перед стартом с парой провожающих (33)




Заводим моторы и выстраиваемся в колонну (34)




Торжественным проездом по улицам Ларьяка экспедиция «Великий Северный Путь» начинает отсчет километров до центра СССР (35-36)






Женя фиксирует старт экспедиции для истории (37)




Первый сюрприз ожидал нас буквально в километре от Ларьяка – на заснеженной обочине мирно спал пьяный хант (38)




Гуманизм и журналистские инстинкты – вещи несовместимые. Эти эффектные кадры обязательно войдут в фильм об экспедиции. На горизонте видны опоры ЛЭП и домики Ларьяка (39)




Бросить пьяного в снегу нельзя. Но и задерживаться нам не стоит – нужно засветло добраться до точки следующей ночевки. Пока решаем, что делать, подъезжают местные охотники – русские на «Буранах». В отличие от нас (у нас с собой лишь пара мелкокалиберных ружей) они оснащены гораздо серьезнее – многозарядными нарезными карабинами «Сайга» на базе АК-74 (40)




А вот наш арсенал (41)




Охотники уверяют, что ничего с пьяным хнтом не случится – проснется через пару часов и пойдет домой. Тут к всеобщему облегчению на горизонте появляется жена нашего героя – тоже пьяная, но вполне способная передвигаться. Дальнейшие заботы о ее муже мы с радостью перекладываем на ее привычные плечи и едем дальше.

Никаких дорог, даже зимников, больше нет. Пока идем по видимой, хотя и заметенной поземкой, «бураннице» - тропе, наезженной снегоходами. (42)




Снегоходы (именно «Бураны») – основное средство передвижения немногочисленных местных жителей, как русских, так и хантов. Некоторые ханты используют и оленьи упряжки.

Природа вокруг сурова – снежные равнины с небольшими перелесками из мелких деревьев и кустиков. Большая часть этих равнин – замерзшие болота и неглубокие озера. Летом они совершенно непроходимы, именно поэтому экспедицию мы провели ранней весной – пока есть снег, но уже не так холодно. (43-44)






Буранница расходится на два разных направления (45)




Короткая остановка для сверки по картам и GPS. Нам нужно идти вдоль Ваха до впадения в него речки Кулынигол. Именно там, примерно в 90 километрах от Ларьяка, есть место, где можно переночевать – стойбище ханта Александра Могульчина. (46)




Иногда между заиндевевших озер и болот попадаются участки леса – они существенно оживляют довольно унылый и однообразный пейзаж. (47)




Здесь может водиться живность – например, куропатки и глухари. Дядя Саша что-то заметил своим опытным глазом. Останавливаемся, он достает «мелкашку» и делает один выстрел куда-то в деревья (48-50)








Вот и добыча – копылуха, самка глухаря (51)




Добираемся до первого (верхнего) стойбища Могульчина. Короткая остановка и едем дальше – нужно проехать еще 14 км до нижнего стойбища. (52)




Лабаз на стойбище Могульчина (53)




Уже на подъезде к нижнему стойбищу случается и первая мелкая авария. На съезде в русло Кулынигола Валера сошел с буранницы и уткнулся в рыхлый снег (54-55)






Вот и конечная точка дневного перехода – нижнее стойбище Могульчина. Хозяина нет, он в Корликах. Но все двери не заперты. Как здесь принято, любой путник может переночевать, нужно только восполнить запас дров и продуктов. Многие хантыйские семьи живут на два дома – имеют постоянное жилье в деревне и стойбище где-то на своих охотничьих угодьях, иногда в десятках километров от деревенского жилья.

Быстро распаковываемся (56)




Заводим генератор (57)




Гена и Егор буквально за полчаса готовят вкусный и сытный ужин. На заднем плане – основное жилое помещение стойбища – типичная хантыйская изба, врытая в землю, с низким входом. (58)




Сегодня наш рацион пополнит честно добытая дичь (59)




Воду добываем из-подо льда Кулынигола. Лед очищается от рыхлого снега и с помощью вот такого орудия, которое называется пешня, долбится дырка. Весь процесс у опытного таежника Егора занимает минут 10 (60)




Дядя Саша. Перекур после трудного дня (61)




В сараях на стойбище сушатся оленьи шкуры. Вот совсем свежая (62)




А эти уже частично выделаны (63)




Охотничьи лыжи хозяина стойбища (64)




Растопив печку, укладываемся спать в спальниках на полу. Места мало, но поместились все. По стенам сушится одежда и обувь, а дядя Саша что-то втолковывает Николаю Семенычу. (65)




Завтра нас ждет еще один нелегкий день.

Etc…

  • 1
реальная такая экспедиция! редко кто так может прокатиться
а вот лодка на фото какая-то дырявая, видимо учебная)

Да уж, эта экспедиция - одно из самых ярких впечатлений о путешествиях.
Насчет лодки - не знаю, только после комментария обратил внимание на дырки. Наверное, заделают к весне)

Хорошо. продолжение будет? )

Будет обязательно!

Утром заметно потеплело – температура поднялась до минус 15.

Вот здесь я поежился и включил теплее батарею отопления:-))))

"В 2006 году экспедиция Нижневартовского государственного гуманитарного университета добралась до этой точки на вертолете и установила новую стелу."
А чем новая и старая стела отличаются?

Старую стелу ставили в 70-е годы, и сейчас ее просто не нашли. Либо она утонула в болоте, либо просто стоит где-то недалеко. Найти ее не просто без абсолютно точных координат. Ставили с вертолета там, где можно было приземлиться среди болот и поэтому она может быть где-то в округе километра-двух.

На месте Географического центра СССР стела установлена не была. Она была изготовлена на предприятии "Дельфин", но по решению партийных органов , закрывших само понятие Географический Центр СССР был зарыт где то на территории предприятия. Подробнее www.centerrus.ru.

Спасибо, мы были уверены, что стелу в 70-х все-таки поставили. Теперь понятно, почему ее не нашли ))

  • 1
?

Log in

No account? Create an account