?

Log in

No account? Create an account

Путешествия доктора Etceterini

Previous Entry Share Next Entry
Как измерить уровень жизни в велосипедах? Монтевидео, Уругвай
etceterini
Наиболее европеизированный, наиболее «цивилизованный» и наиболее спокойный город на континенте - Монтевидео, столица Уругвая. Но не ставший от этого менее интересным.





Уругвай, пожалуй, - страна с самым высоким уровнем жизни и с наименьшим социальным расслоением в Южной Америке. Ощущения социального благополучия и неплохого уровня жизни возникают сразу после выхода из самолета. Самый современный и комфортный аэропорт на континенте, отличные дороги, живописные виллы и многоэтажные современные кондоминиумы вдоль моря по дороге в город. Написав эту фразу, я полез в «Википедию», чтобы проверить, насколько я прав в этих ощущениях. Оказалось, по ВПП на душу населения Уругвай (16700 долларов) занимает 45-е место в мире и первое на континенте. Предчувствия его не обманули. Для сравнения - рядом Литва, Словакия, Латвия, Венгрия. Россия (10600) - на 62 месте. Близки к Уругваю Чили и Аргентина (14-15 тысяч долларов на душу населения), в Бразилии - около 10.

Есть у меня еще один, весьма субъективный, критерий, того, насколько хорошо живут люди в той или иной стране. Это наличие велосипедистов на шоссейных велосипедах на дорогах страны. Согласитесь, чтобы ездить на шоссейнике, нужно иметь, во-первых, деньги, чтобы его купить, во-вторых, некоторое количество свободного времени, чтобы на нем ездить (а не работать круглые сутки), в-третьих, хорошие дороги, и, в-четвертых, некоторую уверенность, что на дороге тебя не собьют дикие автомобилисты и что дорогой велосипед не станет приманкой для криминала. Так вот, если в том же Парагвае мне попалась лишь парочка маунтин-байков, то Монтевидео - рай для шоссейников. Там есть даже люди, тренирующиеся на трассе на разделочных рогатках, что ставит планку благополучия общества еще на ступеньку выше.
Но, оставим идею для расчета уровня благосостояния в велосипедах ищущим новых методов экономистам и социологам, а сами переместимся на улицы столицы Уругвая.
Главное место в городе - Площадь Независимости. Очень уютное и живописное место. Пожалуй, самая приятная центральная площадь в южноамериканских столицах.




Доминанта центра города - дворец Сальво - здание, находящееся на углу главной улицы Монтевидео - Авениды 18 июля - и Площади Независимости. Построен в 20-е годы по образу и подобию дворца Бароло в Буэнос-Айресе архитектором Марио Паланти. Если в Буэнос-Айресе Бароло немного теряется в череде уличной застройки, то Паласио Сальво в Монтевидео на самом видном месте. Здание планировалось как шикарный отель, но сейчас там просто офисы и квартиры. Наверх просто так не попадешь. Сама архитектура здания – реминисценция на тему «Божественной комедии», но детали любопытные читатели смогут найти где-нибудь в другом месте.




Конный Артигас в Монтевидео гораздо помпезнее своего пешего аналога из Асунсьона.




Под монументом - мавзолей освободителя Уругвая и Парагвая.




А у его подножья - обычная ленивая и неторопливая городская жизнь.




Остатки старой церкви.




Уличные кафе на Плаза Конститусьон.




Старый книжный магазин. Философия, поэзия и театр. Чем еще можно интересоваться в Монтевидео?




Чашка, ложка-трубка и термос - набор для мате - универсальный местный подарок. Как книга или бронзовая лошадь, только лучше.




В этой башне на набережной, которую часто принимают за маяк, живет местный бомж. Это не маяк, но и не монумент каким-нибудь мореходам. Назначение башни было сугубо утилитарным - вентиляция коллектора.




Старый вокзал.




Дворец правосудия.




В небольшом отдалении от центра в Монетвидео есть и почти небоскребы.




PS. Кстати, как насчет игры в национальные имена-фамилии? На этот раз я вспомнил около десятка уругвайцев - писателя Марио Бенедетти, президента-аскета Мухику, того же Артигаса, теннисиста Марсело Филиппини, и примерно пол стартового состава национальной сборной по футболу нынешнего поколения - Суарес, Форлан, Кавани, Муслера, Лугано.

Etc…

Еще про Южную Америку


Recent Posts from This Journal