?

Log in

No account? Create an account

Путешествия доктора Etceterini

Previous Entry Share Next Entry
Буэнос-Айрес. Восемьдесят миров одного дня
etceterini
В Буэнос-Айрес я летел с некоторой осторожностью. Боялся я вовсе не приписываемых городу опасностей для путешественников – Бразилия, Парагвай и Уругвай убедили меня в том, что расхожее и тиражируемое путеводителями мнение о разгуле преступности в Южной Америке, мягко говоря, несколько преувеличено. Нет, я боялся разочароваться в том образе, который давно и прочно был запечатлен в моей голове. Этот образ был нарисован книгами Кортасара и Борхеса, победами Фанхио и Рейтеманна, детским восторгом от футбольного праздника Кемпеса и Менотти, росчерками по грунту кроссовок Виласа и Клерка, музыкой Годиля и тайнами Эвиты Перон.






Когда с местом, в котором ты ни разу не был, связано столько эмоциональных «якорей», берущих начало в детстве и юности, разочаровываться очень не хочется. Расстроил ли меня Буэнос-Айрес? Нет. Но он оказался не таким, каким я себе его представлял. Большим, многослойным, живым, веселым, разным. Другим, но тем же самым. Почти как у Борхеса. El otro, el mismo. Городом, в котором Европа перетекает в Америку, тропинки сливаются и снова расходятся – ощущение истории в реальном времени. Опять Борхес. Сад расходящихся тропок.

Только здесь могли появиться эта мистифицированная реальность и реалистичный абсурд Борхеса, эта неоднозначность, калейдоскопичность и парадоксальность Кортасара – его восемьдесят миров одного дня. Восемьдесят миров одного города.

Если и есть между этими мирами что-то общее – то это голубое небо и майское солнце аргентинского флага.




Главный флаг развивается на Пласа де Майо – майской площади, у Каса Росада – президентского дворца с балкона которого Эвита Перон когда-то произнесла речь, сделавшую ее кумиром аргентинцев.




На другой стороне майской площади – Кабильдо, бывшая мэрия.




Самый лучший вид на Пласа де Майо – с балкона Кабильдо.




Вытекающая из площади Майо Авенида де Майо пересекает широченный проспект 9 июля и упирается в задние конгресса, архитектор которого итальянец Витторио Меано явно черпал вдохновение в вашингтонском Капитолии.




Недалеко еще один известный архитектурный дубль – дворец Бароло. Только на этот раз не копия, а оригинал. Марио Паланти построил его в 1923 году, а через пять лет скопировал его в Монтевидео.




Впрочем, архитектурные изыски попадаются в городе добрых ветров почти на каждом шагу. Например, очередной образчик арт-деко конца 20-х годов (а именно тогда сложился городской ансамбль в его нынешнем виде) – Ля Эквитатива дель Плата




Проспект 9 июля. Аргентинцы считают, что это самая широкая улица в мире. По пять рядов в каждую сторону и широкий бульвар с автобусными полосами по центру.




Узнали силуэт на фасаде здания на предыдущем фото – это Эвита у микрофона на балконе Каса Росада.

Посреди проспекта 9 июля – Обелиск. Пожалуй, главный символ города.




BA. Belleza Argentina, Buenos Aires.




Вперед и вверх.




Эль арте кальехеро.




Пешеходные улицы.




Пласа Доррего – место сбора богемы, мелких торговцев разными поделками и бездельников от искусства.




Экипо дель мате – наборы для мате в составе калабаса (чашки) и бомбильи (ложки-трубочки). Термос придется искать где-нибудь в другом месте.




Уличное танго – ради этого стоит прийти на Дорего.




Площадь Сан-Мартин и Английская башня у вокзала Ретиро.




Вечер, площадь, фонари. Где-то рядом, в одном из 80 миров должна быть Вавилонская библиотека Борхеса.



Etc…

Еще про Южную Америку


Recent Posts from This Journal



  • 1
очень интересный регион эта твоя Южная Америка. Совершенно ничего о нем не знаю, но вот эта смесь между Европой и доисторической индейской цивилизацией - это должно быть безумно интересно.

Пока там гораздо больше Европы, чем индейских следов, во всяком случае, по городам.

  • 1